г. Москва, Ленинский проспект, 47
Телефон: +7 499 137-29-44
Факс: +7 499 135-53-28

Е.П. Каплан "ИОХ с 1950 по 1960 годы"

ИОХ с 1950 по 1960 годы

Институт готовился к 75-летию ИОХ им. Н.Д. Зелинского РАН”. На Юбилейной комиссии было решено начать подготовку к выпуску книги воспоминаний о тех или иных событиях жизни Института, об отдельных ученых, которые работали ранее в ИОХ. Меня попросили осветить жизнь Института в период с 1950 по 1960 годы. Я согласилась, не претендуя на полноту изложения всего того, что происходило. Прошло 50 лет: что-то забыто, упущено, может быть, не так истолковано. Основное внимание уделила кадровому составу, памятуя о лозунге “Кадры в период реконструкции решают все”. Этот лозунг был, остается и будет актуален всегда.

Известно, что ИОХ был создан в 1934 г. Я бы назвала тридцатые годы годами создания, становления и организации Института, сороковые годы - годы Великой Отечественной войны, эвакуации в Казань*, возвращения и вновь организации -создания новых лабораторий, укомплектования кадрами, строительства нового здания и др. 1950-1960 г. - годы больших перемен событий, потерь, приобретений и др.

Первым событием тех лет я назвала бы смену руководства Института. В 1954 г. вместо директора Института академика Александра Николаевича Несмеянова** (директор с 1939 г.), крупнейшего ученого и организатора науки, личности столетия, ректора МГУ, Президента Академии наук, человека смелого, волевого, назначается директором ИОХ академик Б.А. Казанский - тоже крупный ученый, но иного стиля работы, иного характера. А.Н. Несмеянов создает новый институт ИНЭОС, куда он уходит директором.

Вместе с ним переходит в ИНЭОС и зам. директора (будущий академик) В.В. Коршак. Василий Владимирович отличался необыкновенной добротой, он не мог не только наказать, но и просто сделать замечание. Когда нужно было обязательно это сделать, он просил это сделать другого. Если приходишь к нему расстроенная, он вынимал из кармана конфету, давал ее и всегда говорил: “Успокойтесь”.

Вместе с А.Н. Несмеяновым и В.В. Коршаком ушли в ИНЭОС ряд крупных ученых, будущих членов АН - И.Л. Кнунянц, М.И. Кабачник, Д.Н. Курсанов, Р.Х. Фрейдлина, С.Р. Рафиков, профессор А.И. Китайгородский.

Вторым событием был переезд в 1953 г. в новое здание с Большой Калужской ул., д. 71, на Ленинский проспект. В 1953 г. на Ленинском проспекте, который начинался от Калужской заставы (ныне площади Гагарина), было только одно большое здание ВЦСПС, за которым находилось поле, где мы, сотрудники Института, после возвращения из Казани сажали картошку. Все остальные институты и жилые здания строились на наших глазах.

Переезд проходил по частям. Первыми переезжали лаборатории школы акад. А.Е. Фаворского и лаборатории чл.-корр. А.Д. Петрова в правое крыло, затем через 2-3 месяца - лаборатории школы Н.Д. Зелинского в левое крыло и последними переезжали сотрудники ЛАСИН с Бауманской улицы. Старое здание на Калужской улице передавалось новому институту ИНЭОС.

В 1954 году выделяется из ИОХ зав. лабораторией высоких и сверхвысоких давлений Л.Ф. Верещагин, в будущем академик, Герой социалистического труда, Лауреат Государственной и Ленинской премий, именем которого в г. Троицке назван Институт физики высоких давлений. Л.Ф. Верещагин выполнил в ИОХ большой цикл работ по изучению химических реакций при высоких и сверхвысоких давлениях, за что получил в 1952 г. Государственную премию. Во время ВОВ 1941-1945 г. он оставался в Москве руководителем московской группы ИОХ. Леонид Федорович проработал в ИОХ 16 лет.

В том же 1954 г. переходит на работу в МГУ на заведование кафедрой “химия нефти” профессор А.Ф. Платэ - один из авторов классической работы ароматизации парафинов.

В 1957 г. переходит в Институт биоорганической химии группа академика М.М. Шемякина, впоследствии этому Институту присвоено имя М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова.

В 1953 г. ушел из жизни один из основателей ИОХ, выдающийся ученый академик Н.Д. Зелинский, имя которого по распоряжению Совета Министров СССР присваивается Институту.

В те же 1954-1960 годы по решению ЦК КПСС направляются в республики Средней Азии для организации науки ряд докторов наук: С.Р. Сергиенко, В.И. Никишин, В.И. Иванов, К.Т.Порошин. По сей день в Душанбе Институт химии носит имя В.И. Никитина, а в Туркмении теплым словом вспоминают С.Р. Сергиенко.

Не могу не вспомнить и большую потерю Института. В 1957 г. в Париже скоропостижно скончался академик Иван Николаевич Назаров, чей единственный барельеф находится на здании ИОХ. Иван Николаевич, ученик первого директора ИОХ акад. А.Е. Фаворского, по праву был основателем ИОХ, его работы по химии непредельных соединений быстро нашли признание как у нас в стране, так и за рубежом.

Все указанное выше - это “потери” ИОХ. Но Институт продолжал жить, работать, развивался, появлялись новые люди, новые лаборатории, новые тематики в исследованиях.

Одним из первых событий я бы отметила создание в 1953 г. Лаборатории органического синтеза под руководством С.С. Новикова. Сергей Сергеевич Новиков - ученик Н.Д. Зелинского, с 194 Г г. работал в ИОХ в каталитической лаборатории чл.-корр. Н.И. Шуйкина. В возрасте 44 лет уходит из катализа и смело берется за руководство новой лабораторией, новой малоисследованной тематикой - химией нитросоединений. Он был не только талантливым химиком, но и блестящим организатором. Вскоре его лаборатория превращается в большой отдел, который в значительной мере определяет “лицо” и престиж ИОХ. В том же 1953 г. в его лабораторию поступают воспитанники МГУ им. М.В. Ломоносова Л.И. Хмельницкий, Т.И. Годовикова, А.А. Файнзильберг и др. В 1955 г. в отдел С.С. Новикова приходит В.А. Тартаковский. Владимир Александрович на редкость благожелательный человек, внешне всегда спокойный, прошел путь от младшего научного сотрудника до академика РАН, директор ИОХ с 1988 по 2002 г., ныне академик-секретарь нашего отделения. Этот отдел в значительной мере определял авторитет и престиж ИОХ.

Вторым событием я назвала бы расцвет Лаборатории химии углеводородов; заведующий лабораторией чл.-корр. А.Д. Петров. В этой лаборатории я проработала более 50 лет, и поэтому она мне особенно дорога.

Несколько слов о своем учителе. Александр Дмитриевич, приходя в лабораторию, прежде всего спрашивал у старшего научного сотрудника Л.И. Анцус “все ли в порядке у сотрудников дома”, и только потом шел разговаривать о работе. Новых сотрудников звал по имени-отчеству, а затем вскоре все превращались в Машеньку, Лизочку, Васю и т.д., но лабораторная уборщица оставалась Марией Ивановной.

У Александра Дмитриевича был красивый голос, любил петь, на лабораторных вечерах он любил петь свой любимый романс “как хорошо жить, любить и наслаждаться”. Он ушел в мир иной в 1964 г. Я получила письмо с соболезнованием от профессора Ланда, того самого профессора, который в 1931 г. первым получил адамантан. Письмо сохранилось.

Александр Дмитриевич - широко образованный человек, крупный ученый, член Французской АН, заведует лабораторией в ИОХ и одновременно кафедрой МХТИ им. Д.И. Менделеева. У него была возможность отбирать особо одаренных студентов. Поэтому из нашей лаборатории вышли 4 члена Академии наук -академик О.М. Нефедов, чл.-корр. Г.И. Никишин, чл.-корр. Е.А. Чернышев, чл.-корр. В.А. Пономаренко и др. Эти сотрудники энергично брались за новые тематики - появились новые направления: кремний- и германийорганические соединения, карбены, гемолитические реакции и др. Указанные ученые определяли и сегодня определяют славу и авторитет Института.

В 1954 г. в лабораторию “красителей”, руководимую физиком И.В. Обреимо-вым, назначается заведующим лабораторией крупнейший химик-органик, ученик Александра Ерминингельдовича Арбузова, Борис Михайлович Михайлов. Он резко меняет профиль лаборатории. Появляется бороорганическая тематика. Эта лаборатория быстро набирает силу, авторитет, много аспирантов, она существует и по сей день. В 1957 г. в эту лабораторию поступают воспитанники отличники МГУ Ю.Н. Бубнов и В.А. Дорохов. После ухода из жизни Б. М. Михайлова в 1984г. заведующим лабораторией становится Ю.Н. Бубнов. Юрий Николаевич, пройдя все этапы работы в ИОХ -аспирант, младший научный сотрудник, старший научный сотрудник, доктор наук, чл.-корр. РАН, ныне академик, переходит затем на основную работу в ИНЭОС (а жаль!), оставаясь заведующим лабораторией карбоциклических соединений в ИОХ. В.А. Дорохов, доктор химических наук и профессор, после ухода из жизни Б.М. Михайлова в 1984 г. становится заведующим лабораторией органических лигандов.

В 50-е годы и в другие лаборатории поступили яркие личности. Назову некоторых из них: чл.-корр. РАН Э.П. Серебряков (20 лет заведовал Лабораторией тонкого органического синтеза), д.х.н. проф. С.А. Шевелев - один из крупнейших ученых в области химии нитросоединений, д.х.н., проф. А.В. Камерницкий, рано ушедший из жизни д.х.н. А.В. Семеновский, наш теоретик и синтетик В.А. Смит, д.х.н. Л.И. Беленький - крупный ученый, обладающий энциклопедическими познаниями в химии, истории и т.п., д.х.н. В.М. Жулин. О последнем хотелось бы вспомнить отдельно. В те годы было обязательным распределение выпускников институтов. Академик А.Н. Несмеянов с соответствующим документом направил меня в Горьковский Университет им. Н.И. Лобачевского для отбора химиков в Академию наук. После просмотра документов выпускников и беседы с ними мне очень понравился сильно окающий паренек В.М. Жулин. На заседании по распределению ректор был против направления его в Академию наук и заметил: “Он у вас всю посуду руками раздавит - такая у него сила”. В ответ я сказала: “Вот такой нам нужен в лабораторию высоких давлений”. Соглашения не достигли, пришлось записать особое мнение. По приезде в Москву А.Н. Несмеянов дал ректору телеграмму, подтверждающую мнение официального представителя. Так В.М. Жулин оказался в аспирантуре ИОХ. А я счастлива, что Виктор Михайлович спустя 16 лет стал доктором химических наук, крупным ученым, заведующим лабораторией химии высоких давлений, зам. директора Института, одним из самых уважаемых сотрудников Института.

Из лабораторий каталитического профиля я бы отметила, наконец, выделение и создание под руководством проф. A.M. Рубинштейна Лаборатории рентгенографического изучения катализаторов. Александр Моисеевич, один из ярких учеников академика Н.Д. Зелинского, много работал зам. директора по науке, ученым секретарем, много лет заместителем заведующего ЛККОР, руководимой академиком А.А. Баландиным, но не имел самостоятельной лаборатории. Вскоре его лаборатория стала одной из ведущих как по результатам, так и по квалификации сотрудников.

В это же десятилетие 1950-1960 годы организовалась Технологическая лаборатория, и создано СКБ. Появились первые хроматографы, сыгравшие огромную роль в работе Института. Одним из их создателей и председателем комиссии по хроматографии был недавно ушедший из жизни Е.Ф. Литвин. Евгений Федорович был весьма скромным человеком, так много сделавшим для развития и жизни Института органической химии.

В 1952 г. в ИОХ по совместительству из научно-исследовательского физико-химического института им. А.Я. Карпова поступил будущий член-корр. РАН П.П. Шорыгин, (сын академика П.П. Шорыгина), открывший новое физическое явление резонансного комбинационного рассеяния света. Петр Павлович заведовал в ИОХ оптической лабораторией, которая в 1989 г. преобразована в группу квантовой химии и спектроскопии. Петр Павлович был своеобразно оригинальным человеком, а его открытие РКР получило широкое признание как у нас в стране, так и за рубежом. В 2001 г. журнал “Раман-спектроскопия” выпустил специальный номер, посвященный его 90-летию, а в 2006 г. в Вене на 20-ой Международной конференции по Раман-спектроскопии, где Петр Павлович был почетным гостем, состоялось поздравление - чествование его в связи с 95-летием. Как рассказала мне одна участница конференции, поздравление проходило весьма торжественно в ресторане на берегу Дуная, где в это время били фонтаны, а в зале раздавался шепот “идет профессор Шорыгин”. Петр Павлович ушел из жизни 7 мая 2009 г. Таким я помню ИОХ пятидесятых годов.

Еще раз напоминаю, что автор ни в коем случае не претендует на полноту и оценку всего того, что происходило с 50-х по 60-е годы прошлого столетия.

Ст. н. сотр. Е.П. Каплан

*“Химия и жизнь” № 5, 2006 г., статья “ИОХ в эвакуации”

**“Вестник РАН”, т. 70, 3 :, 2000 г., статья “Штрихи к портрету академика
А.Н. Несмеянова”

Конференции, проводимые институтом:

Все конференции »

Важные события:

В Институте прошла «VII Молодежная конференция ИОХ РАН» 17-18 мая 2017 года в Институте органической химии им. НД. Зелинского РАН прошла «VII Молодежная конференция ИОХ РАН». На Конференции было заслушано 3 пленарные лекции, 30 устных докладов и представлено 130 постерных докладов, посвященных органической химии.
В Институте прошли пожарно-тактические учения В Институте (ИОХ РАН) 16 мая 2017 года, впервые за несколько лет, были проведены пожарно – тактические учения, для отработки взаимодействия служб Института с пожарно – спасательными подразделениями города Москвы при проведении эвакуации сотрудников и ликвидации условного возгорания в одном из корпусов.
Поздравление руководителя ФАНО России М.Котюкова с Днем Великой Победы Дорогие ветераны! Уважаемые коллеги! Примите мои искренние поздравления с Днем Победы в Великой Отечественной войне! 9 мая – особенный праздник. Этот день символизирует окончание жестокой войны, ставшей суровым испытанием для миллионов людей.
В новосибирском Академгородке при участии ИОХ РАН прошла юбилейная научная конференция «Боресковские чтения» С 19 по 21 апреля 2017 года в Академгородке прошла IV научная конференция «Боресковские чтения», посвященная 110-летию со дня рождения основателя Института катализа СО РАН – академика Георгия Константиновича Борескова, выдающегося ученого в области физической химии, катализа и химической инженерии.
В издании Synfacts вышла публикация о работе сотрудников ИОХ В популярном издании Synfacts был опубликован очерк «De Novo Synthesis of Polyaryl Salicyl Esters» про статью в журнале Synthesis, авторами которой являются сотрудники Лаборатории гетероциклических соединений №3 ИОХ РАН.
Все события »