РУС ENG
Министерство науки и высшего образования Российской Федерации
Российская Академия Наук

Наши Легенды: Вспоминая Ивана Николаевича Назарова

23 октября 2021 г.

В далеком 1940 году, когда еще никто не догадывался через какие испытания нашей Родине предстоит пройти в наступающем десятилетии, в Институте органической химии имени Н.Д. Зелинского произошел необычный диалог, свидетелями которого стали многие сотрудники ИОХ. Беседовали двое – Алексей Евграфович Фаворский и Александр Николаевич Несмеянов. Для тех, кто незнаком с нашей историей, поясним, что разговаривали Бывший руководитель Института и Действующий.

Алексей Евграфович Фаворский

Директор ИОХ в 1934—1939 гг.

Александр Николаевич Несмеянов

Директор ИОХ в 1939—1954 гг.

 

По ряду причин, на проходившем чуть ранее совещании далеко не все темы удалось обсудить. Алексей Евграфович, даже после своей добровольной отставки по-прежнему часто прибывавший из Ленинграда в Институт и следивший за работой своих учеников, понимал, что его приближавшееся возвращение в Северную столицу может затянуть решение одного деликатного, но крайне важного вопроса, и поэтому, обратился к Александру Николаевичу с просьбой прямо в коридоре в окружении многочисленных коллег. Вопрос этот касался выделения добавочной комнаты к отделу Алексея Евграфовича, состоявшему на тот момент из лаборатории непредельных соединений, лаборатории виниловых эфиров и группы ацетиленовых спиртов.

Стоит отметить, что в те годы одно только имя А.Е. Фаворского, овеянное славой одного из самых выдающихся химиков-органиков, вызывало всеобщее уважение не только среди сотрудников ИОХ, но и в самой Академии наук СССР. Даже несмотря на годы, отметив свой 75-летний юбилей еще в 1935 году, академик успевал совмещать работу в директорском кабинете с председательствованием на заседаниях Ученого совета Института и участием в работе Президиума АН СССР (а ведь не стоит забывать и о его продолжавшейся научной деятельности). При этом, те, кто видели его лично, вспоминали, что Алексей Евграфович был высок ростом, говорил негромким голосом, двигался не спеша – одним словом, его черты складывались в классический образ поглощенного наукой, мудрого ученого преклонного возраста.

А.Н. Несмеянов же всегда отличался большой общественной и научно-организационной активностью, что сформировало его волевой, требовательный характер. Был Александр Николаевич и прекрасным пропагандистом научной деятельности: мог в блестящей форме доносить до слушателей даже крайне «узкопрофильную» информацию, что неоднократно помогало в решении непростых задач, требовавших участия высшего руководства, как научного, так и партийного. Говоря простым языком, Алексей Евграфович и Александр Николаевич были абсолютно противоположными по духу людьми. 

Именно эти противоположности и сыграли свою роль в тот знаменательный день. Услышав от Алексея Евграфовича о дополнительной комнате и будучи человеком четких правил, часто вынуждавших его отказывать коллегам в их просьбах в силу ограниченных возможностей Института, Александр Николаевич посчитал все-таки не совсем уместным предоставлять в личное пользование дополнительный кабинет, ограничивая тем самым лабораторные площади других подразделений, даже для нужд такого легендарного ученого, к слову, пребывавшего в последнее время в Москве краткими наездами. Возможно, что свою роль в его отказе сыграл и накопившийся «по долгу службы» болезненный опыт общения с многочисленными, избалованными временами новой экономической политики «товарищами», чьи необоснованные запросы, порой, вызывали у расчетливого, в самом лучшем смысле этого слова, А.Е. Несмеянова (к слову, вегетарианца, сохранившего свои убеждения даже в годы Гражданской войны), искреннее неприятие.

Не стоит забывать, что в те годы привычного нам здания Института органической химии не было даже и в проекте. Тогда лаборатория А.Е. Фаворского располагалась в здании Института общей и неорганической химии (ныне известном, как «имени Н.С. Курнакова»), занимая меньшую из двух выделенных нашим предшественникам комнат. Предназначаемое же для других подразделений нашего Института здание во дворе ИОНХа было совсем небольшим. Скорее всего, именно этот фактор повлиял в тот день на принятое А.Н. Несмеяновым решение, даже в большей степени.

Алексей Евграфович, получив ответ предельно ясный в своей простоте, в силу своего характера разъяснять подробности не стал и молча удалился. Возможно, что Александр Николаевич по причине сильной загруженности и вынужденной оправданности своего решения, никогда бы больше и не вспомнил об этом эпизоде, если бы не присутствовавшие в коридоре коллеги, которые, немало удивившись увиденному, все-таки решились сложившуюся ситуацию прояснить.

Оказалось, что дополнительную комнату А.Е. Фаворский просил не для себя, а для расширения, как раз-таки, лабораторных площадей для нужд научной группы одного из своих учеников, услышав фамилию которого, А.Н. Несмеянов незамедлительно подписал распоряжение о выделении необходимого помещения. Был этим учеником талантливый специалист, еще в 1933 году опубликовавший свою первую совместную с А.Е. Фаворским научную работу «О действии металлического натрия на жирные кетоны» и спустя пару лет переключившийся на исследования общих методов синтеза, изомеризации и полимеризации винилацетиленовых карбинолов. Звали его Иван Николаевич Назаров.

И.Н. Назаров в годы студенчества в Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева

 

Сегодня имя Ивана Николаевича Назарова – дважды лауреата Сталинской премии и обладателя других почетных наград, широко известно, как в нашем Институте, так и за его пределами. И.Н. Назаров навсегда останется в памяти научного сообщества как выдающийся химик-органик и основатель крупнейшей в СССР научной школы в области тонкого органического синтеза, исследования которого создали и обогатили ряд новых направлений: химии ацетилена и винилацетилена, терпеноидов, стероидов и гетероциклических соединений. Но давайте разберемся, чем же на тот момент так положительно зарекомендовал себя 34-летний молодой ученый из села Кошелёво Муромского уезда, что одной его фамилии было достаточно для согласования бескомпромиссным директором ИОХ только что, казалось бы, окончательно закрытого «кабинетного» вопроса?

Жизненный путь Ивана Николаевича был непрост. Родился И.Н. Назаров 12 июня 1906 года в многодетной крестьянской семье. Рано потеряв родителей, уже в 16 лет он начал самостоятельную трудовую деятельность, обеспечивая также брата и сестру. Демонстрируя существенные успехи в учебе, Иван Николаевич после окончания семилетней школы в 1922 году сам решил стать сельским учителем. Уйдя с головой в работу, он проявил недюжинный талант и уже спустя четыре года был назначен инспектором местных школ и заместителем заведующего Муромским уездным отделом народного образования. Стоит отметить, что подобное повышение является ярким показателем неоспоримых достижений И. Н. Назарова, тем более, что на тот момент ему едва исполнилось двадцать лет.

Согласно автобиографии, написанной Иваном Николаевичем в 1953 году, проработав в Муромском уезде до 1927 года, он поступил на факультет агрохимии и почвоведения Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева. Именно там он и заинтересовался органической химией и избрал это научное направление своей специальностью. Проработав какое-то время ассистентом биохимической лаборатории Никитского государственного ботанического сада, расположенного в Ялте, он поступил в аспирантуру Ленинградского государственного университета, где познакомился с академиком А.Е. Фаворским. Став сотрудником его лаборатории и чутко прислушиваясь к советам выдающегося ученого, через два года Иван Николаевич успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Металлкетилы жирного и жирно-ароматического ряда».

Проявляемые с юных лет целеустремленность и ответственность И.Н. Назарова уже тогда вызывали искреннее уважение среди коллег. Неудивительно, что Алексей Евграфович незамедлительно пригласил молодого ученого присоединиться к коллективу Лаборатории органического синтеза Академии наук СССР. Так, свое тридцатилетие Иван Николаевич встретил, готовясь к осеннему переезду Академии в Москву, даже не подозревая, что отныне его научный путь будет навсегда связан с Институтом органической химии имени Н.Д. Зелинского.

Встреча научных сотрудников на очередной годовщине переезда коллектива из Ленинграда в Москву. И.Н. Назаров – в нижнем ряду, второй справа.

 

Продолжение материала о выдающемся химике-органике Иване Николаевиче Назарове будет опубликовано на следующей неделе.